Facebook VK
Где купить журнал? Отзывы Контакт Наш коллектив Copiright О нас Über uns Рекламодателям

Оставить заявку на
лечение в Германии
Бесплатно по России: 8-800-775-38-96МОСКВА: (495) 989-45-83     E-MAIL: INFO@MEDPLUS24.RU      СЕГОДНЯ 22 Cентябрь 2017   

Содержание



Справочная

Необходимая справочная информация, которая поможет Вам при подготовке, выезду и пребывании в Германии на лечении
Телефоны консульских служб Германии в России:
консульство в Москве:

Тел.:  (495) 933-43-11
Факс: (495) 936-21-43 

консульство в Санкт Петербурге:

Тел.:  (812) 320-21-40
Факс: (812) 327-31-13 

консульство в Калининграде:

Тел.:  (4012) 9202-18
Факс: (4012) 9202-29

консульство в Екатеринбурге:
Тел.:  (343) 359-63-86
Факс: (343) 359-63-80

консульство в Новосибирске:

Тел.:  (383) 231-00-20
Факс: (383) 231-00-55


Популярные статьи

Первая страница / Рубрики журнала /

Традиции

Уротропин Шеринга: Время растить и время растворять

Рубрика: Традиции

Уротропину, как легендарному Илье Муромцу, пришлось ждать 33 года, прежде чем медики разглядели его целительную силу. Сила оказалась богатырской – всего за несколько лет слава препарата невиданно выросла [1]:

«Между теми немногими препаратами, за которые медицина должна быть благодарна фармацевтической промышленности, выдающееся место занимает уротропин, который в короткий промежуток времени получил самое широкое распространение во врачебной практике и уже обеспечил себе в последней постоянное место наряду с драгоценнейшими представителями лекарственной сокровищницы».

В список опубликованных с 1894 по 1900 гг. работ по уротропину [1] вошло 76 статей; аспирин и героин – ровесники бестселлера Chemische Fabrik auf Actien vorm. Е.Schering - не вызвали такого ажиотажа!

Генеалогия уротропина неоднозначна. В 1860 г. А.М.Бутлеров (1828-1886) впервые синтезировал некое вещество «пропусканием аммиачного газа через порошкообразный диоксиметилен» и назвал его гексаметилентетрамином (ГМТА). Это и был будущий германский уротропин.

Помимо России, на приоритет могла претендовать и Франция. Бутлеров (рис. 1) провел на Западе почти все время между назначениями профессором (1857) и ректором Казанского университета (1860). Около полугода он работал в Париже, где, по словам биографов, «открыв в лаборатории Ш.Вюрца новый способ получения йодистого метилена, получил и исследовал его производные; в том числе впервые синтезировал ГМТА (уротропин)».

Синтезировал и… чисто по-русски забыл. Да и о вкладе француза Шарля Вюрца (1817-1884) в то открытие вспомнили лишь задним числом. На деле же эльзасец Карл Адольф Вюрц, приглядывавший за Бутлеровым, общался с русским коллегой на родном немецком языке. И публикация, «застолбившая» синтез ГМТА, вышла в Мюнхене (Butlerow А. Ueber ein neues Methylenderivat // Annalen der Chemie und Pharmacie, 1860, Bd.115, S.322).

Три десятилетия свойства вещества, открытого русским, изучали преимущественно в Германии. Именно немцы нашли более экономичные методы синтеза и множество полезных применений ГМТА. Но когда дело дошло до медицины, капризная Фортуна опять подарила первый шанс французам: некий д-р Г.Барде доложил в Société Therapeutique и опубликовал сообщение (Bardet. Recherches sur l’action therapeutique de quelques derives du formol // Les nouveaux remedes, 1894, 24 Avril, №8) о том, что водные растворы ГМТА, именовавшегося французом формолом (формином), способны растворять мочевую кислоту. Это открывало новые перспективы лечения ее отложений в почках (мочекаменной болезни - МКБ) и в суставах (подагры).

СПОР О КАМНЯХ

В конце XIX в. тевтонские и галльские медики ожесточенно спорили о причинах образования в организме «песка» и конкрементов («камней») мочевой кислоты и ее солей. Например, французский физиолог Ш.Броун-Секар, прославившийся попытками омоложения, утверждал, что «все разнообразные недуги, которым подвержен человек, преждевременная старость и даже смерть возникают на почве переполнения организма мочевой кислотой». А терапевт G.Dieulafoy на полном серьезе писал [2]:

«Лет 15 тому назад мне пришлось лечить субъекта с каменным пиелитом; этот больной, которому рок тотчас после рождения предопределил его болезнь, - его имя было Пьер (т.е. «камень».- Н.А.),- был оперирован по поводу камня мочевого пузыря, и с того времени часто выделял с мочой камни величиною с горошину; таких камешков он собрал целый четверик».

Немцы придавали основное значение наследственности и нездоровому образу жизни: недостатку моциона, перееданию, злоупотреблению сексом и алкоголем (excesses in venere and baccho). Мочекаменная болезнь (МКБ) поражала погрязших в роскоши и пороках, как Божье наказание [3]:

«Конкременты встречаются в чашках или в лоханке почки. Число их обыкновенно колеблется между 1 и 20, но поднимается до 50 и выше: в почечной лоханке одного мужчины нашли около 1000 конкрементов. Приспособляясь к внутренней части почки, они принимают круглую, овальную или цилиндрическую форму, а если при росте заполняют несколько чашек, то становятся наподобие оленьих рогов и вдаются своими зубцами из лоханки в чашки. Встречаются и кольцеобразные, продырявленные почечные камни. Они могут иметь величину ореха, куриного яйца и еще больше. Одним из крупнейших должен считаться камень, найденный Гее: он весил 36,5 унций (более 1 кг.- Н.А.)».

Попадая в мочеточник, крупные или зазубренные конкременты вызывали почечную колику. Описания этого симптомокомплекса совпадали в обеих национальных трактовках МКБ:

«Почечная колика то появляется внезапно, то предшествуется продромальным периодом от нескольких часов до нескольких дней. Приступ начинается сильною болью, локализирующеюся сперва в поясничной области; через несколько минут боль усиливается и отдает в бок; мошонка сморщивается, набухшее и болезненное яичко судорожно притягивается к паховому кольцу. Вскоре боль становится жестокой и иррадиирует к головке члена, к прямой кишке, к бедру. Больной, испуская жалобные стоны, мечется в невыразимом беспокойстве и придумывает всевозможные положения для того, чтобы ослабить испытываемые им боли» [2].

«Боль, однако, может распространяться и кверху, в грудь и в плечо. К этому присоединяются озноб и рвота. Больной теряет силы, лицо его покрывается крупными каплями пота, делается бледным, ввалившимся; пульс - малым, конечности - холодными. Exitus letalis наступает в приступе колики вследствие сильного рефлекторного воздействия на нервные центры сердца и дыхания, или от уремического отравления при долгой анурии, или от разрыва мочеточника с последующим перитонитом» [3].

Не все приступы завершались фатально; гораздо чаще колика имела другой исход [2]:

«Когда камень, совершив путешествие из почки по мочеточнику, попадает после сильного пароксизма в мочевой пузырь, все прекращается как по мановению волшебного жезла - ни болей, ни напряжения, ни рвоты. Больной испытывает невыразимо приятное самочувствие, переходя мгновенно от жесточайших болей к состоянию как бы полного здоровья».

Германская медицинская наука, не довольствуясь недолгими радостями облегчения, четко сформулировала задачи терапии МКБ [3]:

«Должно стремиться к тому, чтобы 1) путем воздействия на обмен веществ ограничить возникновение камнеобразовательных продуктов в теле и накопление их в почках; 2) растворить образовавшиеся конкременты или удалить их из тела нерастворенными возбуждением диуреза и прополаскиванием почек».

РАСТВОРИТЕЛИ КАМНЕЙ

Фармрынок ежегодно пополнялся все новыми «растворителями камней»; среди их авторов преобладали немецкие фамилии [3]:

«К числу средств для растворения мочевой кислоты, явившихся в новейшее время, принадлежат введенный Бизенталем и Шмидтом пиперазин (диэтилендиамин) и настойчиво рекомендуемый Мендельсоном урицедин. В самое последнее время (1896 г.- Н.А.) предложены новыя средства, превосходящие пиперазин по способности растворять мочевую кислоту. Это лицетол (виннокислый диметилпиперазин), предложенный Виттцаком, лизидин (метилглиоксалидин), предложенный Гравитцем, и уротропин, предложенный Николайером. Последнее из этих средств имеет еще то преимущество, что оно останавливает аммиачное разложение мочи».

Это Николайер (Nicolaier) вырастил из ГМТА фармацевтический блокбастер, дал ему вошедшее в историю имя, произведенное от древнегреческого ούρος – моча, τρέπω – изменяю. По справедливости препарат должен был называться уротропином Николайера, а не Шеринга (рис. 2).

Все, однако, случилось по формуле патриотизма Ф.Тютчева («Да возвеличится Россия, да сгинут наши имена»): уротропин на десятилетия возвеличил Германию и фирму «Шеринг», имя же его творца почти растворилось в реке забвения.

АВТОРА!            

Артур Николайер (1862-1942) еще совсем молодым стал одним из первооткрывателей возбудителя столбняка – бактерии Clostridium tetani. В 1884-1886 гг. Николайер воспроизвел столбняк у лабораторных животных, вводя им под кожу садовую землю. В гное образовавшегося абсцесса обнаружились длинные тонкие палочки, отсутствовавшие в других тканях, и экспериментатор заключил: возбудитель столбняка размножается местно, продуцируя подобный стрихнину яд.

Уротропин был вторым достижением геттингенского терапевта, достойным памяти истории. Но по имеющемуся портрету (рис. 3) трудно представить, каким был профессор во второй половине 1890-х гг., когда «под наблюдением Николайера, впервые указавшего на терапевтическое действие этого метиленового деривата, несколько лет назад еще не игравшего никакой роли» [1], фабрика в Берлине (Chemische Fabrik auf Actien vorm. F.Schering) развернула производство уротропина.

Тогда же вышли работы ученого, обосновавшие применение уротропина при лечении мочекаменной болезни и воспалительных заболеваний мочевых путей:

Nicolaier A. Ueber der therapeutische Verwendung des Hexamethylentetramin // Centralblatt fur medicinische Wissenschaften, 1894, №51;

Ueber die therapeutische Verwendung des Urotropins // Deutsche medicinische Wochenschrift, 1895, №34;

Ueber die Behandlung der Cystitis mit ammoniakalischer Harngarung durch Urotropin (Hexamethylentetramin) // Der Aerztliche Practiker, 1897, №12;

Experimentelles und Klinisches uber Urotropin // Zeitschrift fur klinische Medicin, 1899, Bd.38.

НОВЫЕ ФАКТЫ

Хотя первая публикация вышла несколькими месяцами позже статьи Г.Барде, Николайер сообщил в ней ряд фундаментальных фактов, сразу затмивших достижения француза: уротропин попадает в мочу через 10-15 мин. после приема внутрь и, самое главное, от него в моче при температуре тела отщепляется формальдегид – хороший антисептик и одновременно растворитель мочевой кислоты и уже выпавших конкрементов (кстати, оказалось, что в ряде случаев уротропин растворяет и фосфаты). У Барде, испытывавшего препарат в воде и при комнатной температуре, эффект был ничтожен. В Геттингене же «уротропиновая» моча оставалась стерильной при 37оС хоть год, даже если ее умышленно заражали.

Николайер показал, что уротропин прекрасно переносится человеком (5-10 г однократно, а при длительном приеме – в дозах 1-1,5 г). Систематически применяя этот препарат, ограничивающий продукцию в организме мочевой кислоты, можно избавиться от почечного песка и камней, подагрических узлов, предупредить приступы колики, кровотечения от поврежденных камнями мочевых путей, уросепсис и т. п. [1]:

«Последняя работа Николайера окончательно установила за уротропином славу превосходного средства, растворяющего мочевую кислоту и ее соли, ибо в приблизительно 40 работах о препарате, появившихся в следующем году, лишь весьма немногие вновь рассматривают сказанное его свойство».

ПЕРВОЕ ПРОЛЕКАРСТВО

Антисептический же эффект уротропина оказался очень кстати при воспалительных заболеваниях – пиелитах, циститах, уретритах, - вызванных не только прохождением камней, но и инфекциями (чаще всего гонорейной), гипертрофией простаты, ятрогенными травмами мочевых путей при катетеризации и эндоскопии.

Препарат стали применять хирурги для профилактики уросепсиса при операциях на мочевой системе [1]:

«Наша задача состоит в том, чтобы сделать мочу асептической, дабы раны при высоком сечении, при камнедроблении, уретротомии или другой операции не могли быть заражены орошающей их мочой. Возможность выполнить эту задачу дал нам лишь уротропин».

Для урологов-терапевтов «тяжелые циститы, сопровождающиеся аммиачным разложением мочи, повышенной температурой, обильными потами и интоксикацией организма как бактериями и продуктами их жизнедеятельности, так и продуктами разложения мочи» [4], были не меньшим жупелом, чем колики. В то время в арсенале врачей отсутствовали нетоксичные энтеральные антисептики, которые «переходили бы в мочу в неизмененном виде или, разлагаясь в организме, давали бы продукты, переходящие в мочу и обладающие обеззараживающим действием» [4].

Уротропин был как раз таким препаратом, и сегодня его считают первым в истории пролекарством. Особенно поразительным было действие уротропина при хронических, считавшихся неизлечимыми септических циститах, сопровождавших сильную гипертрофию простаты, требующую частого введения катетера, и переходящих в пиелиты [1]:

«Это те случаи долголетних нагноений в пузыре и в почечных лоханках у пожилых людей, для которых уместно обозначение «мочевое отравление». В этих случаях уротропин освобождает организм от ядовитых веществ, а это дает право рассматривать его в известном смысле как специфическое средство.

Через короткое время приема уротропина аммиачный запах свежевыпущенных порций мочи уменьшался и совсем исчезал; моча становилась гораздо прозрачнее, трифосфатные и мочекислые аммиачные кристаллы больше не выпадали, и сильные болезненные явления прекращались» [1].

Коллеги Николайера величали уротропин «идеальным дезинфектором мочи», «лучшим и вернейшим из медикаментов, принимаемых внутрь», эффект которого «наступает с поразительной скоростью и ясностью»; они усматривали в явлении препарата «начало новой эры в лечении циститов», заявляли, что считают «неприменение уротропина положительной ошибкой и тяжким упущением в терапевтическом отношении - потому, что в целом ряде отчаянных случаев удается предотвратить смертельный исход или же смягчить в высшей степени угрожающие болезненные явления»; многие следовали рекомендации геттингенского профессора непременно делать «пробу с уротропином в каждом случае воспалительного заболевания мочевых путей, за исключением туберкулеза» [1].

Авторитет Артура Николайера, «заслуженного и осмотрительного исследователя» [1], вырос до недоступной многим современникам высоты. Сегодня трудно сказать, почему права на уротропин не остались за ним, давшим препарату имя и «путевку в жизнь», а оказались у фирмы «Шеринг».

Фармацевты не позже 1896 г. развернули производство уротропина в таблетках по 0,5 г и рекламную кампанию. Поначалу препарат не именовался «уротропином Шеринга», а Николайер обязательно упоминался в рекламе первым (рис. 4). Но так было лишь первое время: нараставший поток прибылей, приносимых уротропином, смыл имя человека, давшего ему жизнь.

Коммерческий успех препарата и перспективы расширения области его применения породили массу подражаний – XIX в. еще не кончился, а число конкурирующих, «улучшенных» версий уротропина приближалось к десятку [5]:

«Из соединений уротропина в терапии применяются следующие: 1) таннопин – соединение таннина с уротропином, назначается против поносов; 2) бромэтилуротропин – соединение уротропина с бромистым этилом; этот препарат применяется против падучей; 3) йодоформуротропин – заменяет йодоформ; 4) йодэтилуротропин – заменяет йодистый калий; 5) салициловый уротропин (салиформ); 6) виннокаменнокислый уротропин; 7) бензоилуротропин».

Дело дошло до того, что, получив производное уротропина, немецкие химики патентовали его как будущее лекарство, даже не проверив биологическое действие. Способ синтеза продукта нитрования уротропина – циклотриметилентринитрамина - поспешили «застолбить» в 1897-1898 гг. И лишь потом разобрались, что синтезировали взрывчатку – гексоген.

Литература

  1. Любовский М.И. Уротропин и его терапевтическое значение. Критический обзор литературы за 1894-1900 гг. // Врачебная газета.- 1902.- №31.- 32 c.
  2. Дьелафуа Г. Руководство к внутренней патологии. Т.1,2.- СПб., 1899.- 975 с.
  3. Сенатор Г. Болезни почек.- СПб., 1897.- 436 с.
  4. Орловский В.Ф. К вопросу о бактерицидных и растворяющих мочевую кислоту свойствах уротропина и терапевтическом его применении при циститах. - Дисс. на степень доктора медицины.- СПб., 1900.- 208 с.
  5. Nikolaier A. Об уротропине (реферат).- Практическая медицина.- 1900.- №5.- 8 с.

Н.П. Аржанов



Другие статьи в рубрике

Русские в германии: Реабилитируем Semion Lipliawski
С ихтиолом - от Гамбурга до Сызрани
Русские в Берлине: Kommissionare im dienste des aesculaps
Семену Григорьевичу Липлявскому, создателю «Русского института для медицинских консультаций», обеспечивавшего врачебным сопровождением больных, приезжающих в Берлин из России (реклама ...
Ихтиоловая мазь и свечи с ихтиолом так прочно обжили у нас аптечные прилавки, что кажется – они здесь с тех пор, как Петр Великий учредил нормальные аптеки. Но возраст ихтиола, подаренного ...
И берлинским консультантам, и по крайней мере части русских пациентов, являвшихся к ним, было понятно: визит, не подготовленный и не сопровождаемый врачом-посредником, способным объясниться со ...


Медицина в Германии. Информация для врачей

Провести заочную консультацию с немецким коллегой, провести телеконференцию, обсудить пациента со специалистами, приехать на лечение в Германию или на стажировку, практику или на научную конференцию, понять особенности здравоохранения и организации медицинской помощи по своей специальности, узнать о проводимых конференциях конгрессах и медицинских выставках, ознакомиться с новинками медицинской литературы, узнать о лечении в Германии и ее клиниках немного больше, чем это представлено в сети интернет....
все это и многое другое вы найдете на страницах журнала в разделе "Информация для врачей". 

Общественный транспорт Германии

Прилетая на самолете на лечение в Германию, вы из аэропорта можете относительно недорого добраться до места назначения по железной дороге. Страна обладает разветвленной сетью железных дорог. Концерн «Немецкие железные дороги»  –  Deutsche Bahn (DB) предлагает несколько видов поездов, отличающихся не только внешним видом, но и, в первую очередь, скоростью и стоимостью проезда. ICE (Интер Сити Экспресс) и IC (Интер Сити) – это самые быстрые и комфортабельные экспрессы, на которых можно добраться не только до крупных городов Германии, но и 6-ти соседних стран: Австрии, Бельгии, Дании, Нидерландов, Франции и Швейцарии.




Новый номер

№21




Тема номера

Успех лечения во многом зависит от диагностики

Альфа и омега успешного лечения – это точная диагностика. Только когда известны все вызвавшие и поддерживающие болезнь факторы, можно разработать оптимальный, детализированный лечебный план и добиться максимального успеха. Поэтому в немецкой медицине диагностике отводится решающая роль.

Виды медицинской диагностики можно классифицировать по этапу ее проведения:

  • профилактическая, или раннее распознавание заболевания;
  • уточняющая – для составления наиболее полной его картины;
  • и контрольная - после проведенного лечения или операции, в зависимости от риска рецидива однократная или периодическая, позволяющая закрепить и проконтролировать лечебный эффект.

Новости

21 сентября 2017 (11:20)
Хомбург-Саар. Новая система поддержки работы левого желудочка (LVAD) впервые имплантирована больным с тяжелой сердечной недостаточностью в федеральной земле Саар

20 сентября 2017 (12:03)
Эрланген. Пищевод под током: с помощью водителя ритма хирургам впервые удалось вернуть функцию частично парализованному пищеводу

19 сентября 2017 (9:45)
​Вюрцбург. Ранняя диагностика воспалений в ротовой полости с помощью жевательной резинки



 

Персоналии  | Клиники Германии  | Диагностика в Германии  | Лечение в Германии  | Реабилитация в Германии  | В помощь пациенту  | Информация для врачей  | Обратная связь  | Медтехника  | Тема номера  | 

© 2016 Medplus24 - Журнал «Лечение в Германии». Все права защищены
ADAGIO MEDIA GROUP: дизайн и разработка сайта
ДОБАВИТЬ В ИЗБРАННОЕ      СДЕЛАТЬ СТАРТОВОЙ      RSS-КАНАЛ
Необходимо лечение в Германии?
Позвоните нашему врачу
(495) 662-13-26