Facebook VK
Где купить журнал? Отзывы Контакт Наш коллектив Copiright О нас Über uns Рекламодателям

Оставить заявку на
лечение в Германии
Бесплатно по России: 8-800-775-38-96МОСКВА: (495) 989-45-83     E-MAIL: INFO@MEDPLUS24.RU      СЕГОДНЯ 20 июль 2017   

Содержание



Справочная

Необходимая справочная информация, которая поможет Вам при подготовке, выезду и пребывании в Германии на лечении
Телефоны консульских служб Германии в России:
консульство в Москве:

Тел.:  (495) 933-43-11
Факс: (495) 936-21-43 

консульство в Санкт Петербурге:

Тел.:  (812) 320-21-40
Факс: (812) 327-31-13 

консульство в Калининграде:

Тел.:  (4012) 9202-18
Факс: (4012) 9202-29

консульство в Екатеринбурге:
Тел.:  (343) 359-63-86
Факс: (343) 359-63-80

консульство в Новосибирске:

Тел.:  (383) 231-00-20
Факс: (383) 231-00-55


Популярные статьи

Первая страница / Рубрики журнала /

Традиции

Глазное зеркало Германа Гельмгольца

Рубрика: Традиции

В 1849 г. в столице Восточной Пруссии приступил к работе новый адъюнкт-профессор по физиологии и анатомии – Герман Гельмгольц. В университетских кругах поговаривали, что молодой (род. в 1821 г.) врач принят по протекции двора – он-де протеже путешественника-энциклопедиста Александра Гумбольдта (1769-1859), влиятельнейшего советника короля. Ведь педагогического опыта у Гельмгольца по сути не было: до назначения в Кенигсберг он очень недолго числился преподавателем анатомии в столичной Академии художеств и ассистентом при Анатомическом музее.

Однако, возражали другие, у Гумбольдта, своих детей и внуков не заимевшего, таки был резон продвигать уроженца Потсдама. Гельмгольц со студенческих лет усердно занимался наукой, экономил на всем ради покупки приборов, был вхож в частные лаборатории. Он даже в лейб-гусарской казарме устроил себе лабораторию! Гельмгольц входил в школу физиолога И.Мюллера, лекции которого слушал и в Медико-хирургическом институте, и в Берлинском университете. Школа набирала силу: вскоре Людвиг, Дюбуа-Реймон, Брюкке, Вирхов, Шванн и др., с которыми учился Герман, перевернули науку о живом, привнеся в нее физические методы. В 1845 г. будущие знаменитости, верившие, что точные науки решат проблемы медицины, основали Берлинское физическое общество. Членом его стал и Г.Гельмгольц (рис. 1).

Кое что на счету у новичка есть - соглашались скептики: Гельмгольц исследовал у себя в казарме и в домашней лаборатории физика Г.Магнуса (1802-1870) тепловые явления при брожении, гниении и мышечном сокращении, опубликовал статью «О расходовании вещества при действии мышц» и обзор по теории физиологических тепловых явлений. Но потом он изменил биологии и медицине! Почитайте его последний трактат «О сохранении силы» (1847) - физиологии там на пфенниг, все больше физика, химия, термодинамика. Даже сочлены по Физическому обществу не поняли автора, журналы не приняли к печати этакую заумь, и ему пришлось издавать трактат за свой счет. И такому человеку доверили наших студентов-медиков?

Да, Герман с детства увлекался математикой и физикой; стать врачом его заставил отец. В точных науках он был на голову выше медиков из Физического общества. Слабые тепловые эффекты биологических процессов врач измерял новейшим термоэлектрическим методом. А его труд с новой формулировкой и математическим обоснованием закона сохранения энергии обрел всемирную известность. И понятно, почему потом Гельмгольц оставил медицину. Он заведовал кафедрой физики столичного университета после смерти Магнуса (неслыханное дело,- шептались в кулуарах: медик возглавил главную физическую кафедру Германии!) и физическими НИИ. Его и сегодня считают одним из величайших ученых XIX в.

Но до этого он успел одарить блестящими достижениями и физиологию. В Кенигсберге ярко выявилась особенность таланта Гельмгольца: открытия рождались в его голове, когда он придумывал демонстрационные опыты, поясняющие студентам работу органов зрения и слуха, быстроту сокращения мышцы и прохождения нервного импульса. И то, что он придумывал, сразу и навсегда входило в учебники. Гельмгольц сделал здесь много таких счастливых открытий, но мы расскажем об одном.

ПОЧЕМУ МЫ ВИДИМ?

Хотя адъюнкт никогда не изучал болезни глаз, именно офтальмологи после выхода брошюры (рис. 2) возвели его в создатели своего искусства. Офтальмолог Эдмунд Ландольт так охарактеризовал этот труд Гельмгольца [1]:

«В Кенигсберге он, жаждавший объяснить студентам причину видения предметов, сделал свое чудное, благодетельное открытие - офтальмоскоп. Что может быть поразительнее, чем вдруг увидеть зрачок, - место входа световых лучей, с сотворения мира остававшееся черным и отказывающееся открыть свои тайны ученейшим, - освещенным и прозрачным под зеркалом гения!

Не умея осветить внутренность глаза, прежние натуралисты придумывали самые странные теории для объяснения того факта, что зрачок, пропускающий всякий световой луч в глаз, не допускает обратного выхода ни одного из них. Является Гельмгольц, ставит источник света сбоку от наблюдаемого глаза, отбрасывает его световые лучи по направлению к этому глазу с помощью стеклянной пластинки (рис. 3), и задача оказывается решенной!

Наше искусство расширилось целой областью заболеваний глазного дна и новыми путями, связывающими его с общей медициной. Гельмгольц, снабдив нас столь точным и верным инструментом, поставил нас на путь точных исследований: он спас нас от эмпиризма, дал нашему искусству научное основание и широкий кругозор. Говоря короче, он сделал из окулистики науку.

Всю задачу остроумный изобретатель изложил самым отчетливым и полным образом в брошюре в 43 страницы. Теория освещения глаза, условия для получения отчетливой картины глазного дна; увеличение, под которым оно представляется, размеры поля наблюдения; влияние рефракции глаза наблюдателя и глаза исследуемого – все эти вопросы там изложены лучше, чем где-либо. Право, маленького «Описания глазного зеркала» достаточно, чтобы назвать Гельмгольца великим человеком».

НА ДНЕ

Великий человек сразу понял значение для медицины изобретения, сделанного с моцартовской легкостью. 17 декабря 1850 г. он написал отцу в Потсдам [1]:

«При подготовке лекций по физиологии органов чувств я сделал открытие, которое может иметь величайший интерес для офтальмологии. А между тем оно не требовало более обширных сведений в оптике, чем полученные мною в лицее, и само давалось в руки. Мне до крайности теперь смешно, что я, как и многие другие, давно не нашел его. Оно заключается в известном сочетании стекол, позволяющем освещать чрез зрачок темное дно глаза. Таким способом удается отчетливо различить все детали сетчатки, кровеносные сосуды, место входа зрительного нерва и проч. В самом деле, прозрачные среды глаза играют по отношению к сетчатке роль лупы, увеличивающей в 20 раз.

До сих пор ряд важных болезней глаз, соединенных под именем «темной воды», оставался terra incognita. Мое изобретение позволяет сделать точнейшее исследование изменений внутренности глаза, являющихся их причиной.

Я поспешил представить Берлинскому физическому обществу это очень нежное яйцо Христофора Колумба для обеспечения своих прав собственности.

Теперь я заказал инструмент в более усовершенствованном и удобном для применения виде. Я воспользуюсь им для исследования больных, и только тогда сообщу свое открытие публике».

Доклад в Физическом обществе был сделан Гельмгольцем 6.12.1850 г., а брошюра вышла из печати осенью 1851 г. – после того, как министерство просвещения Пруссии произвело адъюнкта в ординарные профессоры. Прибавка жалованья позволила ему издать в Берлине «Описание глазных зеркал» и разослать ведущим офтальмологам. Сам Альбрехт фон Грефе, прочитав брошюру, попросил прислать ему глазное зеркало. Гельмгольц прислал три; одно Грефе оставил себе, второе отослал Демарру, третье – Боумену. Процесс пошел!

УСТРОЙСТВО ЗЕРКАЛА

Посмотрим, однако, какие же зеркала рассылал кенигсбергский профессор? Ведь многие по сей день считают его автором вогнутого зеркала с отверстием. Но это не так!

Русские читатели смогли прочитать подробное описание оптической схемы Гельмгольца (рис. 3) и ее воплощения в стекле и металле в обзоре [2]:

«Гельмгольц заметил, что наилучшее освещение испытуемого глаза лучами, отраженными от одной пластинки, получается, если угол падения лучей на нее не менее 70о. Но тогда большая их часть теряется, проходя через прозрачную пластинку; поэтому при угле в 70о испытуемый глаз освещался слабее, чем требуется для ясной картины глазного дна. Кроме того, необходимо было ослабить отблеск роговой оболочки, мешавший ясности наблюдений. Гельмгольц нашел, что если вместо одной употребить 3 тонкие, хорошо полированные пластинки и положить их одна на другую, то глаз освещается втрое сильнее. Еще больше сумма лучей, отраженных от 4 отдельных полированных поверхностей, а угол падения уменьшается до 55о. Набор полированных стеклянных пластинок имеет еще и другое достоинство - поляризацию падающего света: вследствие этого лучи, отраженные от пластинок, внутри глаза деполяризуются, отражаются и делаются снова способными проходить сквозь набор пластинок. Падающие же на роговую оболочку лучи производят изображение свечи и отражаются, оставаясь поляризованными, то есть неспособными проходить чрез пластинки. Отблеск роговой оболочки совершенно тем уничтожается.

После решения Гельмгольцем этих задач его офтальмоскоп получил следующий вид (рис. 4):

К медной трубке а с одной стороны под углом 56о прикреплена тетраэдральная прямоугольная призма. Четыре прилегающие друг к другу стеклянные полированные пластинки b составляют гипотенузу призмы. Катет, образующий с гипотенузой угол в 56о, состоит из кружка с, прикрепленного к трубке винтами d и e. Он снабжен в середине отверстием f, пропускающим лучи в испытующий глаз. С противоположной стороны трубки навинчивается другой медный кружок с отверстием g, в которое могут вкладываться двояко-вогнутые стекла. Все это укреплено на рукоятке h».

Неизвестно, побывал ли хирург Иосафат Серафимович Ольшевский-Кроидко (1824-1860) в Кенигсберге или в Бонне, куда с 1855 г. перебрался Гельмгольц. Но в 1851-м году поляк с Украины защищал диссертацию неподалеку – в Дерпте. Позже Ольшевский преподавал «окулистику» в С.-Петербургской медико-хирургической академии. В своем обзоре [2] питомец Киевского университета подробно описал и другие офтальмоскопы, рождавшиеся, начиная с 1852 г., как грибы после дождя.

ОТ ПРОСТОГО К СЛОЖНОМУ

Гельмгольц дал начальный толчок этому процессу, но более в нем не участвовал – его увлекли новые задачи. Уже решенная кем-то проблема всегда кажется простой, и во многих странах нашлись люди, говорившие, что они или их соотечественники указали способ заглянуть в зрачок еще 5, 10 или 30 лет назад. Может быть, и указывали, но поленились сделать из идеи работающую технологию.

Впрочем, Гельмгольц не претендовал на монопольную ренту от технических усовершенствований его прибора, и раскрепощенная творческая мысль офтальмологов породила десятки очень разных офтальмоскопов, реализовавших один исходный принцип. Появились амальгамированные и металлические зеркала с отверстием, плоские и вогнутые (Ruete, 1852); множились линзы, призмы, винты настройки, другие сервисные устройства. Одни офтальмоскопы оставались простыми и дешевыми, как кенигсбергский прототип [3]:

«После того, как Гельмгольц первый придумал инструмент, посредством которого человеческий глаз может быть поставлен в освещение, изобретено множество более или менее сложных офтальмоскопов, но в сущности они мало разнятся один от другого. Употребительнейшие из них - инструменты Кокциуса, Егера, Грефе, Дондерса, Либрейха, Демарра. Офтальмоскоп парижского окулиста Демарра, отличаясь удивительною простотою, соединяет в себе качества хорошего инструмента как по удобству применения к делу, так и по своей дешевизне.

Офтальмоскоп Демарра (рис. 5) состоит из стального круглого вогнутого зеркальца с отверстием посредине и рукояткой, а также увеличительного стекла. Пациент в темной комнате сажается возле стола, на краю которого ставится свеча в уровень с ухом больного. Наблюдающий садится возвышенно против больного и, держа в руке зеркальце, наводит свет на исследуемый глаз. Если фокус наведен хорошо, то вся внутренность глаза осветится и представит чрезвычайно занимательную картину. Но чтобы уметь различать болезненные уклонения от здорового состояния, надо прежде изучить внутренность здорового глаза. Для этого требуется частое упражнение и навык, терпение и любовь к науке».

Строились, однако, и тяжеловесные стационарные аппараты, обеспечивающие врачу максимальные удобства [4]:

«Офтальмоскоп Либрейха исключительно полезен для клинического употребления. С ним можно показать глаз больного нескольким лицам; можно долго рассматривать отдельные части ретины; можно измерять некоторые точки ее поверхности, укреплять голову больного и направлять его глаз в ту или иную сторону. К офтальмоскопу (рис. 6) присоединяется камера, в которой на бумагу отбрасывается изображение ретины; его контуры легко обвести, срисовывая дно глаза. Вскоре эти изображения можно будет снимать фотографически».

Петр Саввич Платонов (род. в 1823 г.) преподавал в С.-Петербурге хирургию и анатомию. Он точно побывал в Гейдельберге, где с 1858 г. работал Гельмгольц, но… скончался в том же 1860 г., что и Ольшевский, и тоже от чахотки. Лекции Платонова печатались посмертно – как и «Анатомия и физиология органов зрения» Ольшевского.

РОССИЯ УЧИТСЯ

В 1860-е гг. Россия преодолела эту полосу невезения: многие посланцы ее университетов выполняли у Гельмгольца исследования по физиологии зрения (среди них - будущие звезды отечественной офтальмологии Э.Адамюк, Л.Гиршман, Э.Мандельштам и др.), а офтальмоскоп стал обязательным даже в войсковых лазаретах. Знакомили с открытием Гельмгольца и широкую общественность [3]:

«Глазное зеркало или офтальмоскоп - изобретение столь же важное для медицины, как изобретение железных дорог в отношении государственном: офтальмоскоп открывает прямой и верный путь к внутренности глаза, благороднейшего органа первой важности в нашем теле. Так же железные дороги открывают прямой и быстрый путь к развитию начал общественной жизни.

Офтальмоскоп составил эпоху в лечении глазных болезней и поставил науку окулистики на точку математической верности и положительности. Он есть верный руководитель врача: без него нет ничего верного и положительного.

До изобретения офтальмоскопа врачи, коль скоро речь шла об ослаблении зрения, действовали, как говорится по-русски, зря и наудачу. Такое положение, в высшей степени иррациональное, часто влекло за собой превратное лечение.

Одно из лучших приобретений, дарованных нам офтальмоскопом, есть различение глазных амауроз от имеющих свое начало в мозгу. При мозговой амаурозе зеркало Гельмгольца, не находя болезненного изменения в глазе, заставляет врача думать только о болезни мозга и туда направить свои средства. Наоборот, принятие глазной болезни за мозговую поведет к ошибочному лечению, и за этот промах врача больной поплатится здоровьем и даже жизнью.

Посредством глазного зеркала мы знаем теперь, что припадок летающих мух или черных пятен - предшественник «темной воды» - может зависеть от неуловимого для невооруженного глаза потемнения роговой оболочки, от потемнения хрусталика, от движущихся микроскопических пятнышек в стекловидном теле, от апоплектических отложений под ретиной, от страдания сосудистой оболочки. Все эти болезни офтальмоскоп различает точно и положительно, давая врачу средство действовать с математическою верностию - как аускультация и перкуссия с точностию определяют место и натуру страдания пораженной части легкого».

И образ мозговитого немца, придумавшего столь полезный снаряд, впечатался в массовое сознание нашего народа.

Литература

1. Ландольт Э. Гельмгольц: биографический очерк // Военно-медицинский журнал, 1895, ч. 182, с.666-687.

2. Ольшевский. Глазное зеркало // Там же, 1858, ч. 77, с.298-323.

3. Линк А. Офтальмоскоп или глазное зеркало // Одесский вестник, 1857, №84, №85.

4. Проф. Платонов. Лекции о приложении офтальмоскопа к распознаванию болезней глаза // Военно-медицинский журнал, 1863, ч. 136, с.303-362.

Константин Русанов



Другие статьи в рубрике

Тайна островков Лангерганса: Открытие инсулина
Шарите - муза анатомии
Анузоль: Plug and play
Сахарный диабет (СД) медики знали со времен античности, когда и дали ему это название, но его причина долго оставалась загадкой. ...
Сегодня Шарите́ (Charité) — клинический комплекс двух берлинских университетов, расположенный в четырех районах столицы Германии. Шарите – крупнейшая клиника Европы; здесь ...
Геморрой – распространенное заболевание прямой кишки; по официальным оценкам, им страдает 12-16 человек из каждых ста. Читателям, близко знакомым с цепким и зловредным Геморроем ...


Медицина в Германии. Информация для врачей

Провести заочную консультацию с немецким коллегой, провести телеконференцию, обсудить пациента со специалистами, приехать на лечение в Германию или на стажировку, практику или на научную конференцию, понять особенности здравоохранения и организации медицинской помощи по своей специальности, узнать о проводимых конференциях конгрессах и медицинских выставках, ознакомиться с новинками медицинской литературы, узнать о лечении в Германии и ее клиниках немного больше, чем это представлено в сети интернет....
все это и многое другое вы найдете на страницах журнала в разделе "Информация для врачей". 

Общественный транспорт Германии

Прилетая на самолете на лечение в Германию, вы из аэропорта можете относительно недорого добраться до места назначения по железной дороге. Страна обладает разветвленной сетью железных дорог. Концерн «Немецкие железные дороги»  –  Deutsche Bahn (DB) предлагает несколько видов поездов, отличающихся не только внешним видом, но и, в первую очередь, скоростью и стоимостью проезда. ICE (Интер Сити Экспресс) и IC (Интер Сити) – это самые быстрые и комфортабельные экспрессы, на которых можно добраться не только до крупных городов Германии, но и 6-ти соседних стран: Австрии, Бельгии, Дании, Нидерландов, Франции и Швейцарии.




Новый номер

№21




Тема номера

Успех лечения во многом зависит от диагностики

Альфа и омега успешного лечения – это точная диагностика. Только когда известны все вызвавшие и поддерживающие болезнь факторы, можно разработать оптимальный, детализированный лечебный план и добиться максимального успеха. Поэтому в немецкой медицине диагностике отводится решающая роль.

Виды медицинской диагностики можно классифицировать по этапу ее проведения:

  • профилактическая, или раннее распознавание заболевания;
  • уточняющая – для составления наиболее полной его картины;
  • и контрольная - после проведенного лечения или операции, в зависимости от риска рецидива однократная или периодическая, позволяющая закрепить и проконтролировать лечебный эффект.

Новости

15 июля 2017 (20:54)
Кельн. На Международном конгрессе, посвященном изучению злокачественной лимфомы, премировано исследование по хроническому лимфоцитарному лейкозу (ХЛЛ)

09 июля 2017 (8:13)
Фрайбург. Заглянуть в краевую область легких: с помощью инновационной методики, основанной на электромагнитной навигации, удалось лучше изучить солитарные легочные узлы

06 июля 2017 (9:52)
Дюссельдорф. Ученые из Дюссельдорфа разработали новые методы восстановления центральной нервной системы



 

Персоналии  | Клиники Германии  | Диагностика в Германии  | Лечение в Германии  | Реабилитация в Германии  | В помощь пациенту  | Информация для врачей  | Обратная связь  | Медтехника  | Тема номера  | 

© 2016 Medplus24 - Журнал «Лечение в Германии». Все права защищены
ADAGIO MEDIA GROUP: дизайн и разработка сайта
ДОБАВИТЬ В ИЗБРАННОЕ      СДЕЛАТЬ СТАРТОВОЙ      RSS-КАНАЛ
Необходимо лечение в Германии?
Позвоните нашему врачу
(495) 662-13-26