Facebook VK
Где купить журнал? Отзывы Контакт Наш коллектив Copiright О нас Über uns Рекламодателям

Оставить заявку на
лечение в Германии
Бесплатно по России: 8-800-775-38-96МОСКВА: (495) 989-45-83     E-MAIL: INFO@MEDPLUS24.RU      СЕГОДНЯ 23 ноябрь 2017   

Содержание



Справочная

Необходимая справочная информация, которая поможет Вам при подготовке, выезду и пребывании в Германии на лечении
Телефоны консульских служб Германии в России:
консульство в Москве:

Тел.:  (495) 933-43-11
Факс: (495) 936-21-43 

консульство в Санкт Петербурге:

Тел.:  (812) 320-21-40
Факс: (812) 327-31-13 

консульство в Калининграде:

Тел.:  (4012) 9202-18
Факс: (4012) 9202-29

консульство в Екатеринбурге:
Тел.:  (343) 359-63-86
Факс: (343) 359-63-80

консульство в Новосибирске:

Тел.:  (383) 231-00-20
Факс: (383) 231-00-55


Популярные статьи

Первая страница / Рубрики журнала /

Традиции

Поверх барьеров: Дорога ларингоскопии в Россию

Рубрика: Традиции

Пытаться изложить историю эндоскопии за один раз – занятие безнадежное. Даже если начать ее, как часто делают, с эндоскопа Ф.Боццини (1806), проигнорировав предшественников, все сведется к перечислению имен, дат и формул изобретений, но не сохранит ни аромата эпохи, ни накала былых конфликтов.

Вместо этого мы покажем, как и чьими трудами технологии эндоскопии проникали в Россию из немецкоязычного научно-технического пространства, на которое традиционно ориентировалась наша медицина. Дабы не растечься мыслию по древу, ограничимся попытками заглянуть поглубже в гортань человека, поверх двух (сверх языкового) барьеров: «светового» и «рвотного».

ПЕРВОПРОХОДЦЫ И ЛИДЕРЫ

Первым серьезным русскоязычным руководством по теме (рис. 1) был изданный за государственный счет перевод книги А.Тобольда «Lehrbuch der Laryngoskopie», вышедшей в Берлине тремя годами раньше.

Адельберт Тобольд (1827-1907), вошедший в словари как выдающийся немецкий ларинголог, профессор Берлинского университета, еще не входил в академическую иерархию, когда писал свой учебник (доцент с 1865 г.). Оперативно публикуя перевод его книги, выдержавшей затем ряд изданий под названием «Laryngoskopie und Kehlkopfskrankheiten», российское Военно-медицинское управление проявило похвальную интуицию - как, впрочем, и при выборе переводчика, снабдившего немецкий учебник содержательными «добавлениями». Доктор Маровский был не просто энтузиастом ларингоскопии, но, по-видимому, первым официально признанным в России профессионалом - он с 1864 г. состоял приват-доцентом «по предмету диагностики и ларингоскопии» в Киевском университете.

Людвиг-Эдуард-Карл Адольфович Маровский (1831-1892), сын саксонского подданного, окончил гимназию в Киеве и поступил в университет св. Владимира; студентом-медиком оборонял Севастополь вместе со своим профессором – тоже немцем Х.Я.Гюббенетом. Затем служил в университетской клинике, врачом кадетского корпуса; много публиковался. В 1858 г. Маровский (рис. 2) защитил докторскую диссертацию; готовясь к профессорскому званию, он ездил набираться ума в Германию и Австрию, где, как писал Тобольд, ларингоскопия была на пике моды:

«За незначительный промежуток времени она получила такое полное развитие, и влияние ее на распознавание и лечение болезней сделалось так велико, что ей по всей справедливости следует отвести особенное место между врачебными науками».

Лидером новой врачебной науки считался И.Чермак (1828-1873):

«История ларингоскопии, несмотря на то, что в своих первых зачатках она являлась до 1807 г., когда Bozzini описал снаряд для освещения внутренних полостей, начинается только со времени трудов Чермака и Тюрка, потому что гортанное зеркало Беннати (1832), предложение Листона употреблять speculum для распознания язв гортани и, наконец, ларингоскопические самонаблюдения учителя пения Гарсиа (1855) остались без последствий для практического применения этого метода исследования. Только вышеупомянутым двум врачам удалось достаточно оценить значение ларингоскопии, применить ее к медико-терапевтическим целям и ввести во врачебную науку.

Имя Чермака, несмотря на его заподозренные притязания первенства, останется самым значительным именем в истории практической ларингоскопии, ибо он, с одной стороны, введением искусственного освещения придал этому методу исследования полную степень применимости и всеобщей доступности, с другой же – своим учением, лично распространенным в Германии, Франции и Англии, возбудил живейший интерес к ларингоскопии и открыл этот путь исследования большому числу врачей.

Хорошее сильное освещение есть необходимейшее условие для ларингоскопии. Без него нельзя обойтись даже самому искусному исследователю».

Иоганн Чермак (рис. 3), сын и внук богатых пражских врачей, стал профессором в 27 лет и оставил след в университетах Праги и Вены, Бреслау и Вюрцбурга, Граца и Пешта, Йены и Кракова. В Лейпциге он основал институт Czermaksches Spectatorium; вся жизнь этого блестящего таланта (увы, недолгая) была отдана ларингологии в широком смысле - включая физиологию речи и т. д.

ПОЛЕМИКА О СВЕТЕ

Людвиг Тюрк (1810-1868), напротив, не покидал Вены. Его интересовала иннервация горла; с середины 1850-х гг. этот опытный клиницист экспериментировал с гортанными зеркалами, но при естественном свете мало чего добился. Позже, когда Чермак преодолел «световой барьер», раздосадованный упущенными шансами Тюрк встал в ряды оппонентов чеха, оспаривавших его приоритет.

Да, яркий солнечный свет «показывал исследуемые органы в их естественном окрашении» и, главное, за него не приходилось платить. Но врач далеко не всегда мог ждать этой милости от природы; поэтому Иоганн Чермак применял источник искусственного освещения на основе спиртовой (керосиновой) лампы с оптической системой, создающей концентрированный пучок света. Его направляли отражательным зеркалом в гортань или на шею больного (подсвечивание через кожу – трансиллюминация); в этом свете пражанин даже пытался фотографировать увиденное.

Маровский, однако, в «добавлениях» к переводу полемизировал с Тобольдом – верным последователем Чермака:

«Я полагаю, что для обыкновенных случаев обозрения верхней части дыхательного горла всегда достаточно дневного света, даже если бы солнце было покрыто облаками. Если же мы желаем ясно рассмотреть нижнюю часть дыхательного горла и его ветви (бронхи? – К.Р.), то, конечно, необходимы яркий солнечный свет или хорошее искусственное освещение. Мне, однако, кажется, что с солнцем меньше хлопот, чем с освещающими аппаратами».

Действительно, эти аппараты быстро усложнялась (рис. 4) и дорожали. Тобольд хвалился – теперь и перед русскими потенциальными покупателями:

«Вследствие весьма значительной силы света и вообще легкости применения, мой трехчечевичный снаряд вошел в употребление у большой части врачебной публики и все более вытесняет одночечевичную систему Кристеллера».

ЗЕРКАЛЬНЫЙ ВОПРОС

Берлинец рекламировал и производителей важнейших инструментов ларингоскописта – гортанных зеркал:

«Гортанное зеркало употребляют круглое или овальное, плоское или вогнутое, разных нумеров, смотря по величине зева. Не столько важна форма зеркал, сколько искусство владеть ими. Стеблем для зеркала служит проволока из нейзильбера длиною около 9 см, образующая с отражающей поверхностью угол в 45о. Рукоятку, в которой укреплен конец стебля, делают осьмигранной формы из слоновой кости. Металлические гортанные зеркала без всякого сомнения хуже стеклянных. Особенно яркое и резкое изображение дают стеклянные зеркала с гальванически осажденным серебром. Самые лучшие, безукоризненные гортанные зеркала я получал от Лейтера в Вене и Виндлера в Берлине».

Но Маровский сообщал читателям, что он изобрел более удобные зеркала, а заказать их, как и другие инструменты, можно и в Киеве:

«Я употребляю зеркала особенной формы: один их край имеет вырезку наподобие крючка (рис. 5). Вырезка эта подводится под мягкое небо, которое поднимается вверх и притягивается вперед. Это позволяет легко осмотреть боковые стенки зева и особенно заднюю (верхнюю) поверхность мягкого неба. Таких зеркал необходимо иметь два: для правой и для левой стороны. Зеркала и вообще все инструменты, изображенные далее, можно получать у инструментального мастера Гессельбейна в Киеве, на Крещатике».

Даже безукоризненное гортанное зеркало запускало у исследуемого рвотный рефлекс. В 1860-е гг. до изобретения местной анестезии было далеко, и ларингоскописты уповали на легкость руки, доведенную до автоматизма упражнениями на фантоме – обязательном атрибуте профессии:

«Трудности и препятствия, которые должно преодолеть, заключаются отчасти в сильной раздражительности частей зева при дотрогивании посторонним телом, отчасти в неумении больных держать рот широко открытым. Легкое, верное, а потому и менее раздражающее введение гортанного зеркала и владение им, быстрое нахождение правильного положения зеркалу на менее чувствительных местах, способность сориентироваться с помощью зеркального изображения, выбор положений исследуемого для достижения самого удобного расположения частей рта и зева, наконец, регулирование освещения и направления зрения – требуют, как правильно замечает Чермак, такой степени ловкости и привычки, какой можно достигнуть только большою настойчивостью, соединенною с природною способностью к подобным манипуляциям. Все эти затруднения можно преодолеть методичностью при упражнении, так что они не должны удерживать врача от усвоения столь необходимого способа исследования.

Не следует тотчас приступать к исследованию гортани живого человека, но необходимо сперва освоить элементы техники исследования упражнениями на фантоме, на вырезанной гортани или на трупах. Только после такого успешного предварительного обучения можно приступать к исследованию здоровых людей, а потом, приготовившись, перейти к распознавательной ларингоскопии.

Так как живущим далеко от больших городов нелегко запастись трупным препаратом, то я советую им устроить фантом, какой я употреблял при упражнениях. На нем можно с необходимым спокойствием изучить схватывание правильного изображения и установление светового фокуса.

Лучше всего употреблять для фантома череп, насаженный на подвижный железный шест; к последнему прикрепляется гортань, взятая из трупа или сделанная из папье-маше. Вырезанная гортань надевается на шест пищеводом».

Киевский переводчик и здесь нашел возможность усовершенствования:

«При моих ларингоскопических упражнениях я употребляю фантом, несколько отличный от описанного Тобольдом. Стержень фантома состоит не из одной цельной части, а из трех, соединенных шарнирами (рис. 6) и закрепляющими винтами. Часть а´ служит для повышения или понижения фантома, смотря по росту наблюдателя. Часть b´ представляет шею и может быть наклоняема вперед или взад, смотря по тому, какие части воздухоносных путей упражняющийся хочет рассмотреть. Часть c представляет соединение атланта с затылочною костью и служит, кроме того, для прикрепления черепа. На моем фантоме достигаются все те положения, которые бывает необходимо придавать исследуемому, если мы желаем осмотреть все верхние части его воздухоносных путей до разделения дыхательного горла.

К шейной части стержня прикрепляется с помощью винта жестяной цилиндр, содержащий внутри искусственную гортань, сделанную из воска. Цилиндр этот в большем виде изображен на той же фигуре под буквой b. Он раскрыт и внутри его видна искусственная гортань. Польза жестяного цилиндра заключается в том, что упражняющийся не может видеть самой гортани, а только ее изображение в зеркале. При упражнениях жестяной цилиндр и возможность изогнуть стержень фантома много помогают воспроизведению тех обстоятельств, которые бывают при ларингоскопических операциях на живом».

ПЕРВЫЕ ИНСТРУКЦИИ

Щадя воображение читателя, мы не станем касаться таких предметов, как головодержатель для фиксации больного в правильном положении, и щипцеобразные языкодержатели, необходимые, если рот у больного мал, а язык толст и мясист. Перейдем сразу к «сжатому очерку ларингоскопических приемов» (см. рис. 4):

«Больной садится прямо против врача, в непосредственной близи его, нагнув несколько голову назад; осветительный снаряд расположен на твердо стоящем столе немного впереди и направо от больного, причем пламя приходится на одном уровне с отверстием его рта. Исследующий должен сидеть на такой высоте, чтобы глаза его находились приблизительно на том же уровне.

Сначала заставляют больного раскрыть рот по возможности широко, высунуть сколько можно более язык и, удерживая его правою рукою, продолжать правильное дыхание и громко произносить дифтонг Э (ae). Одновременно устанавливают отражательное зеркало, получающее лучи осветительного снаряда, против отверстия рта больного таким образом, что яркий конус света падает в зев; подпирают нижнюю челюсть левою рукою, правою берут гортанное зеркало наподобие писчего пера и вводят его быстро и легко в полость рта.

Вследствие произношения звука Э поднимаются язычок и небные дуги, и полость зева значительно увеличивается. В то же мгновение проникают гортанным зеркалом далее и подводят его под язычок, так что этому последнему приходится лежать на спинке зеркала. Закрывши левый глаз, наблюдатель смотрит правым чрез центральное отверстие отражательного зеркала на ярко освещенное гортанное зеркало и видит в нем изображение частей гортани».

Маровский, однако, предлагает русским врачам более удобный вариант установки отражательного зеркала (на рис. 7 - трансиллюминационная подсветка):

«При моих ларингоскопических занятиях я употребляю отражательное зеркало, укрепленное на согнутой пружине, имеющей по пелоте на обоих концах и обхватывающей голову или шею наблюдателя. Зеркало легко надевается и снимается, не стесняет наблюдателя, голова, рот и обе руки последнего свободны для управления больным. Удобство заключается и в том, что наблюдатель, если он носит очки (см. рис. 2. - К.Р.), может не снимать их во время исследования».

А еще в «добавлениях» киевлянина есть изобретенные им и используемые в практике оригинальные инструменты для ларингоскопического лечения. Один – для прицельного прижигания гортани раствором азотнокислого серебра с помощью губочки («без такого инструмента оператор в большей части случаев пройдет мимо гортани и прижжет пищеприемник»). Другой инструмент Маровского имел выдвигающийся «ножик с формой ланцета для вскрытия нарывов и делания насечек. Ножику можно придать два главных направления движения; впоследствии я узнал, что Чермак устроил похожий инструмент и назвал его эндоларинготомом, но там ножику имеет только одно направление». Был и третий, электрический - для «местной фарадизации от индукционного снаряда мышц гортани и ее нервов».

Конечно, новой технологии предстояло преодолеть в Россию еще один барьер – недоверие русских к очередной немецкой выдумке. Но это - уже другая тема.

ПОСТСКРИПТУМ

И еще два слова о судьбе участников этой истории. Вскоре после выхода русского перевода тобольдовской книги Л.Тюрк и И.Чермак навсегда сошли со сцены: подвело здоровье. Злой рок подстерег и Л.Маровского: коллега по Харьковскому университету, выходец из Праги Вильгельм Ламбль написал на него донос. И хотя все прегрешения Людвига Адольфовича были следствием его неуемного стремления улучшить преподавание медицины, саксонца отлучили от академической корпорации.

Тяжкий и несправедливый удар мог сломить любого. Любого, но не Людвига Маровского: еще раз сдав экзамены, отец русской ларингоскопии стал делать административную карьеру. С 1869 г. он возглавлял медицину Псковской, затем Бессарабской губернии; здесь боевой врач добавил к медали на георгиевской ленте за Севастополь медаль за русско-турецкую войну 1877-78 гг. С 1880 г. Маровский – врачебный инспектор Одессы; он оставил в Южной Пальмире добрую память по себе и 10 тыс. руб. на нужды благотворительности. Тому, что городу в июне 1886 г. разрешили открыть первую в России станцию для прививок против бешенства, Одесса обязана поддержке Л.А.Маровского не меньше, чем И.И.Мечников и Н.Ф.Гамалее.

Дольше всех оставался живым памятником эпохи 1860-х гг. Адельберт Тобольд: он не выпускал из рук ларингоскоп почти полвека (рис. 8).

К.В. Русанов



Другие статьи в рубрике

Глазное зеркало Германа Гельмгольца
Русские в германии: Реабилитируем Semion Lipliawski
Баден-Баден: на джазовой ноте
В 1849 г. в столице Восточной Пруссии приступил к работе новый адъюнкт-профессор по физиологии и анатомии – Герман Гельмгольц. В университетских кругах поговаривали, что молодой (род. в 1821 ...
Семену Григорьевичу Липлявскому, создателю «Русского института для медицинских консультаций», обеспечивавшего врачебным сопровождением больных, приезжающих в Берлин из России (реклама ...
Этот город, единственный среди многих германских курортов, издавна занимал особое место в русской истории и культуре – место символа. Только ему посвящено так много страниц классической ...


Медицина в Германии. Информация для врачей

Провести заочную консультацию с немецким коллегой, провести телеконференцию, обсудить пациента со специалистами, приехать на лечение в Германию или на стажировку, практику или на научную конференцию, понять особенности здравоохранения и организации медицинской помощи по своей специальности, узнать о проводимых конференциях конгрессах и медицинских выставках, ознакомиться с новинками медицинской литературы, узнать о лечении в Германии и ее клиниках немного больше, чем это представлено в сети интернет....
все это и многое другое вы найдете на страницах журнала в разделе "Информация для врачей". 

Общественный транспорт Германии

Прилетая на самолете на лечение в Германию, вы из аэропорта можете относительно недорого добраться до места назначения по железной дороге. Страна обладает разветвленной сетью железных дорог. Концерн «Немецкие железные дороги»  –  Deutsche Bahn (DB) предлагает несколько видов поездов, отличающихся не только внешним видом, но и, в первую очередь, скоростью и стоимостью проезда. ICE (Интер Сити Экспресс) и IC (Интер Сити) – это самые быстрые и комфортабельные экспрессы, на которых можно добраться не только до крупных городов Германии, но и 6-ти соседних стран: Австрии, Бельгии, Дании, Нидерландов, Франции и Швейцарии.




Новый номер

№21




Тема номера

Успех лечения во многом зависит от диагностики

Альфа и омега успешного лечения – это точная диагностика. Только когда известны все вызвавшие и поддерживающие болезнь факторы, можно разработать оптимальный, детализированный лечебный план и добиться максимального успеха. Поэтому в немецкой медицине диагностике отводится решающая роль.

Виды медицинской диагностики можно классифицировать по этапу ее проведения:

  • профилактическая, или раннее распознавание заболевания;
  • уточняющая – для составления наиболее полной его картины;
  • и контрольная - после проведенного лечения или операции, в зависимости от риска рецидива однократная или периодическая, позволяющая закрепить и проконтролировать лечебный эффект.

Новости

20 ноября 2017 (10:31)
Дюссельдорф. Матери и новорожденные в надежных руках: высокое качество Перинатального центра Университетской клиники Дюссельдорф (УКД) подтверждено Медицинской палатой федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия

17 ноября 2017 (12:42)
ЛОР-врачи предупреждали о рисках для здоровья от так называемых эльфийских ушей или туннельного пирсинга. Такие изменения тела могут привести к осложнениям хряща, которые трудно и долго лечится

16 ноября 2017 (9:54)
Берлин. Недавно основанное Научно-исследовательское объединение ставит своей целью создание препаратов бактериофагов в качестве средства, разрешенного к применению в клинической практике



 

Персоналии  | Клиники Германии  | Диагностика в Германии  | Лечение в Германии  | Реабилитация в Германии  | В помощь пациенту  | Информация для врачей  | Обратная связь  | Медтехника  | Тема номера  | 

© 2016 Medplus24 - Журнал «Лечение в Германии». Все права защищены
ADAGIO MEDIA GROUP: дизайн и разработка сайта
ДОБАВИТЬ В ИЗБРАННОЕ      СДЕЛАТЬ СТАРТОВОЙ      RSS-КАНАЛ
Необходимо лечение в Германии?
Позвоните нашему врачу
(495) 662-13-26